Официальные дилеры

Статистика сайта

Всего дилеров на сайте: 2551
Всего пользователей: 5122
Всего голосов: 1375
Всего отзывов: 1810

Автосалоны

История марки Citroen

Человек и автомобиль

Блистательный предприниматель, – говорят о нем одни. Тщеславный сумасброд, не умевший считать деньги, – считают другие. И все это об одном человеке, Андрэ Ситроене, создавшем одну из самых известных автомобильных марок

Зубчатое колесо фортуны

Андрэ Ситроен родился 5 февраля 1878 года в семье удачливого предпринимателя. Его отец был совладельцем предприятий, занимавшихся обработкой и продажей драгоценных камней. Но не отец учил Андрэ премудростям бизнеса. Когда будущему автомобилестроителю было всего шесть лет, Леви Ситроен покончил жизнь самоубийством. Впрочем, своей семье он оставил немало: огромное наследство плюс связи в финансовых и промышленных кругах Парижа. 
В те времена сын обычно продолжал дело отца. Но Андрэ торговля не привлекала. В 1889 году он поступил в Политехническую школу и после ее окончания начал работать в мастерских своих друзей братьев Эстенов, где производились детали для паровозов. 
В 1905 году Ситроен стал компаньоном Эстенов, вложив в дело все полученное от родителей наследство. Он наладил на заводе выпуск зубчатых колес (шестерен) – гораздо совершеннее тех, что делали конкуренты. Сконструировал их никому не известный польский механик-самоучка. А Ситроен вовремя разглядел, что новая технология очень перспективна, и купил патент на ее использование. Очень быстро шестерни стали пользоваться спросом на международном рынке – в Лондоне, Брюсселе и даже Москве, что приносило владельцам фирмы огромные прибыли. 
В 1908 году Ситроена приглашают на должность директора крупнейшей французской автомобилестроительной компании «Автомобили Морс». До его прихода дела здесь шли неважно. Ситроен развил бурную деятельность: привлек к работе свежие умы, модернизировал конструкцию выпускаемых автомобилей и предложил снизить цены на них. Успех пришел незамедлительно. Продажи резко увеличились. 
Но Ситроену этого мало. Он едет в Америку, чтобы изучить опыт конвейерной сборки автомобилей, впервые внедренной на заводах Генри Форда. Нечто подобное Ситроен намерен организовать в цехах «Морс». Но планы честолюбивого предпринимателя перечеркивает Первая мировая война.

Время – деньги

Ситроен поставил свой предпринимательский талант на службу воюющей Франции и своим деловым амбициям. Видя, как плохо французская армия снабжается боеприпасами, он вступает в переговоры с военным министерством и предлагает в трехмесячный срок наладить масштабное производство снарядов. Армейскому начальству проект кажется невыполнимым. Однако Ситроен убедил государство заключить с ним контракт. Деньги на строительство нового завода он собрал довольно быстро: 20% сделки авансировало государство, другие недостающие средства удалось взять в кредит у друзей-промышленников, финансистов и в Банке Парижского союза.
И в считанные месяцы буквально на пустом месте, на парижской набережной Жавель, возникают заводы, выпускающие больше снарядов, чем все остальные предприятия страны вместе взятые. Французские промышленники в замешательстве: «Как ему это удалось?» Сам Ситроен объясняет свои успехи всего одним словом: ор-га-ни-за-ци-я. 
Предприниматель использует любую возможность, чтобы сэкономить время, которое уходит на различные заводские операции, начиная с организации питания персонала. Обед проходит в несколько смен в огромной столовой площадью 3000 кв. м, где установлены десять рядов столиков. Меню одно для всех – от рабочего до инженера. На прием пищи отводится 30 минут. И при этом каждой смене присвоен свой цвет, который сигнализирует о ее начале: на столах меняются одноцветные скатерти и салфетки, а обедающие и официантки надевают одноцветные повязки. Таким образом, обед превращается в тщательно срежиссированное действо, экономящее каждую рабочую минуту. 
А процесс выдачи зарплаты? На всех предприятиях того времени это происходило так. Кассиры обходили рабочих и прямо у станков выдавали им деньги. На все уходило несколько часов. Ситроен смог усовершенствовать и этот процесс. На его заводах выплаты персоналу делались в нерабочее время. Расчет производился в суммах, округленных до десятков франков и сантимов, а остаток зачислялся на следующий месяц. Наконец, как и в столовой, была введена система разных цветов: талон на получение денег определенного цвета принимался строго в определенном окошечке. В результате на выдачу зарплаты 2500 рабочим-мужчинам тратилось около 10 минут, 2600 рабочим-женщинам – 15 минут! 
Но и это не все. На предприятиях Ситроена, помимо рабочей столовой и магазинов, были организованы комнаты для кормления грудных детей, дневные ясли, прачечная, кухня, поликлиника. Рабочим завода даже бесплатно оказывалась зубоврачебная помощь. Но не просто из благотворительности. «Зубная боль нарушает ритм работы и снижает производительность труда», – откровенно объяснял Ситроен причины, по которым он заботился о своих рабочих. 
На снарядах Ситроен заработал огромные деньги. Если в мирное время нормой считалась 6-процентная прибыль на каждый вложенный франк, то в условиях войны этот показатель вырос до 28%. В 1917 году правительство Франции приняло решение построить еще один завод по производству снарядов – в Роанне. На проект было выделено 150 млн. франков, реализовывать его было поручено Ситроену, уже показавшему, на что он способен. Но не прошло и двух месяцев после начала работ, как наступил мир. И вместо лаврового венка Ситроен получил неприятности. Его обвинили в присвоении части государственных средств. Финансовая проверка, которую провело правительство, выявила удручающие факты. «Сравнение цен, уплаченных Андрэ Ситроеном, и цен, которые за однотипные товары платила сама дирекция заводов, показало, что первые на 100% превышают вторые», – говорилось в акте проверки. Но, видимо, не без помощи друзей-министров Ситроена скандальное дело было спущено на тормозах. И он без промедления взялся за реализацию планов, которые вынашивал во время войны.

Автомобиль – не роскошь

Еще в разгар боевых действий Андрэ Ситроен заказал инженерам чертежи автомобиля, который впоследствии получил его имя. Теперь, когда смолкли пушки, у него было все, чтобы организовать и развернуть собственное автомобильное производство: опыт, высококвалифицированная команда, производственные помещения, где раньше выпускались снаряды, и огромные финансовые средства, заработанные на военных заказах. В 1919 году появляется первое авто, украшенное фирменным знаком компании Ситроена – двойным шевроном, – и до конца года выпускается 2,5 тыс. машин. 
В отличие от своих европейских конкурентов, Ситроен построил производство по американскому принципу, начав с выпуска одной-единственной модели. В тот момент его основной целью было превращение автомобиля из недоступной «диковинки» в массовый товар. Малолитражки, предлагаемые потребителям по низкой цене, расходились, как горячие пирожки. Постепенно модельный ряд расширился, и за первые десять лет работы компания увеличила выпуск машин почти в 50 раз. 
Ситроен никогда не пытался изобрести велосипед. Он грамотно использовал все то, что уже было придумано другими. В 1923 году предприниматель снова пересек Атлантику и посетил крупнейшие американские заводы. Из поездки он привез массу новых идей. Ситроен закупает импортные технологии, дробит производственный процесс на мелкие операции и заменяет дорогой ручной труд быстро окупаемыми поточными линиями. Первым из французских автомобилестроителей, по привычке использовавших для изготовления кузова дерево, он приобрел лицензию на производство цельнометаллического кузова. Это позволило удешевить производство и повысить надежность машин Ситроена. И в последующем он постоянно приобретал новые технологии, помогающие усовершенствовать конструкцию автомобиля и снизить производственные издержки. Мотор на «плавающей» подвеске, покрытие кузова быстро сохнущей нитрокраской, дизельные двигатели для грузовиков и автобусов, – вот лишь немногое, что внедрил на своих заводах Ситроен.

«Человек – не машина»

Андрэ Ситроен много зарабатывал сам и давал заработать и членам своей команды. «Чтобы наладить массовое производство, надо собрать самых лучших инженеров и хорошо оплачивать их труд», – говорил бизнесмен. Один пример. После войны он положил начальнику кузовного цеха оклад в 1000 франков. Через год оплата его труда вырастает в три раза, а еще через три года она подскочила до 13 тыс. франков, не считая материальных льгот и процентов, получаемых им за каждый выпущенный кузов.
Важнейшей составляющей системы управления Ситроена было постоянное обсуждение спорных вопросов со всеми работниками, независимо от их статуса. «Чтобы избежать конфликтов, хозяин должен поддерживать постоянные контакты с рабочими. Но встречи должны проходить не в огромных залах… При большом скоплении народа вряд ли может иметь место подлинный обмен мнениями», – утверждал Ситроен.
На своих заводах он регулярно организует профессиональную учебу: курсы повышения квалификации для рабочих и семинары для инженеров.

Высший рекламный пилотаж

В 1925 году Ситроеном было выпущено более 60 тыс. машин, а в 1929 – почти 100 тыс. Такие высокие результаты позволили Ситроену выйти на первое место по объемам производства во Франции, а затем и в Европе. Но произвести товар – это еще не все. Его еще нужно продать. И, чтобы привлечь будущих потребителей, Ситроен разработал грандиозную систему рекламы своих машин и своего имени, ставшего автомобильной маркой. 
Одним из первых среди промышленников он обратил внимание на детей как на будущих покупателей своей продукции. Его фирма наладила выпуск игрушечных «ситроенят», в точности повторявших большие машины для взрослых. 
Чтобы фирменный знак заводов Ситроена постоянно был перед глазами водителей, по всей Франции были установлены указатели и дорожные знаки, увенчанные «двойным шевроном». 
Ради привлечения потенциальных клиентов устраивались так называемые «рекламные пробеги» по отдаленным районам Франции. По пути следования автомобилей специалисты компании рассказывали через громкоговорители об особенностях той или иной модели «Ситроена». Слова подкреплялись броскими афишами, плакатами, занимательными викторинами и лотереями, которые организовывались во время стоянок. В результате от 3% до 15% посетителей выставок «на колесах» уезжали домой на собственных авто. 
Демонстрацию товаров Ситроен вообще считает лучшей рекламой. «Выставки – самое эффективное и наименее дорогое средство рекламы. Ни один из самых замысловатых рекламных приемов не может сравниться с демонстрацией продукции. Впечатление от увиденного своими глазами намного богаче того, которое оставляют несколько строчек в газете», – считал бизнесмен. 
На рекламу Ситроен никогда не жалел денег. Так, в 1929 году он построил автомагазин, фасадом которого служила сплошная стеклянная витрина высотой в 21 м и шириной в 10 м. Через эту прозрачную стену, на которую ушло 19 тонн стекла, можно было прямо с улицы увидеть множество машин, расставленных на шести ярусах. 
Как-то, прослышав об одном английском летчике, умеющем выводить на небесном фоне буквы с помощью оставляемого самолетом белого следа, Ситроен загорелся идеей нарисовать на небе свое собственное имя. Трюк был исполнен: в небе появились четырехсотметровые буквы фамилии предпринимателя, растянувшиеся почти на пять километров. Через несколько минут надпись, на изготовление которой были потрачены громадные деньги… растворилась в воздухе. Но какой эффект!
Кульминацией рекламных исканий автопромышленника, подкрепляемых его личным тщеславием, стал проект «Эйфелева башня «в огне»». Установив на башне 125 тыс. электрических лампочек, компания Ситроена подарила современникам незабываемое зрелище. Одно за другим на башне вспыхивали десять изображений: силуэт Эйфелевой башни, звездный дождь, полет комет, знаки Зодиака, год создания башни, текущий год и, наконец, фамилия Ситроен. 
После Андрэ Ситроена подобного не повторял никто из предпринимателей.

Поражение или победа?

В 1933 году Ситроен решил полностью перестроить заводы на набережной Жавель. Израсходовав огромные средства, он осуществил реконструкцию в рекордно короткий срок – всего за 5 месяцев. На предприятии общей площадью в 55 тыс. кв. м была размещена гигантская непрерывная поточная линия производительностью 1000 машин в день. Столько в то время потреблял весь французский автомобильный рынок.
Но овладевшая Ситроеном гигантомания, в конечном счете, обернулась против него. Ахиллесовой пятой бизнесмена всегда была финансовая сторона дела. Он всегда жил долгами, привлекая огромные инвестиции под свои рискованные проекты. Его потребности в деньгах постоянно опережали его финансовые возможности. Заплатить за риск пришлось в 1934 году, на излете мирового экономического кризиса. Кредиторы отказали Ситроену в новых ссудах, а падение спроса на автомобили лишило его возможности выкрутиться за счет собственных средств… После нескольких попыток найти источники финансирования Ситроен вынужден был объявить себя банкротом.
А в марте 1935 года предпринимателя не стало. Его скоропостижную кончину французские газеты объясняют тремя причинами: «Г-н Ситроен умер от неизлечимой болезни. Но вполне возможно, что его уход из жизни ускорили обрушившиеся на него финансовые трудности и смерть дочери». 
Однако то, что бизнесмен сделал за 20 лет, навсегда увековечило его имя. Оно по-прежнему украшает автомобили, выпускаемые под одной из самых известных мировых марок. «Если замысел хорош, цена не имеет никакого значения», – говорил Андрэ Ситроен. 





Город